В какие часы инвестировать

Какими достоинствами должны обладать часы в которые вкладывают деньги?

Красота Как сказал президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Прелокс: «Охотников за редкой красотой всегда будет куда больше любителей эксклюзивного уродства». Глава одного из самых любимых инвесторами брэндов - Vacheron Constantin, не любит тех, кто покупает часы с целью инвестиции. «На мой взгляд, это просто глупо, — Клод-Даниэль Прелокс, — Еще большей глупостью для брэнда было бы подстраивать свою маркетинговую политику исключительно под эту публику. Да, бывают случаи, когда человек покупает часы за 400 тысяч долларов, а через некоторое время продает их за пару миллионов. Но я твердо убежден, что даже в этих случаях речь прежде всего идет не о деньгах, а об эмоциях. Сами по себе деньги не имеют ценности. Удовольствие и счастье от обладания прекрасными часами — вот что по-настоящему бесценно. И только часы с душой способны вызвать их. Поэтому-то люди и готовы платить за них огромные суммы, осуществляя тем самым вложения в счастье и эмоции». Поэтому инвестиция в часы называют passion investment. Как говорится – сколько людей, столько и мнений.Красота
Как сказал президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Прелокс: «Охотников за редкой красотой всегда будет куда больше любителей эксклюзивного уродства». Глава одного из самых любимых инвесторами брэндов — Vacheron Constantin, не любит тех, кто покупает часы с целью инвестиции. «На мой взгляд, это просто глупо, — Клод-Даниэль Прелокс, — Еще большей глупостью для брэнда было бы подстраивать свою маркетинговую политику исключительно под эту публику. Да, бывают случаи, когда человек покупает часы за 400 тысяч долларов, а через некоторое время продает их за пару миллионов. Но я твердо убежден, что даже в этих случаях речь прежде всего идет не о деньгах, а об эмоциях. Сами по себе деньги не имеют ценности. Удовольствие и счастье от обладания прекрасными часами — вот что по-настоящему бесценно. И только часы с душой способны вызвать их. Поэтому-то люди и готовы платить за них огромные суммы, осуществляя тем самым вложения в счастье и эмоции».
Поэтому инвестиция в часы называют passion investment.
Как говорится – сколько людей, столько и мнений.

Брэнд Современные технологии позволяют создавать красивые часы без особого труда. Большая часть продукции новорожденных fashion-брэндов может дать в этом отношении фору шедеврам грандов Haute Horlogerie. Но спустя пять лет продать часы с именем раскрученного модельера у Вас вряд ли получится. Великие они потому и стали таковыми, поскольку прекрасно понимают ценность брэнда в незыблемом, как египетские сфинксы, часовом искусстве и бизнесе, дорожат буквально каждыми достойными часами, которые рождаются в их мастерских. Patek Philippe продает некоторые часы только тем, кто успешно «прошел» личное собеседование с нынешним президентом компании Филиппом Штерном. Столь же внимательно Великие следят и за дальнейшей судьбой своих часов. Patek Philippe совсем не безразлична аукционная судьба своих детей! Компания Patek Philippe  стойко торгуется на всех аукционах мира за каждый экземпляр, никогда не позволяя ему упасть в цене ниже определенного уровня. Поэтому скромные трехстрелочные Patek Philippe уходят в несколько раз дороже сложнейших гениальных IWC IL Destriero Scafusia, которые были проданы в прошлом декабре в Нью-Йорке всего за $170 000.Брэнд
Современные технологии позволяют создавать красивые часы без особого труда. Большая часть продукции новорожденных fashion-брэндов может дать в этом отношении фору шедеврам грандов Haute Horlogerie. Но спустя пять лет продать часы с именем раскрученного модельера у Вас вряд ли получится. Великие они потому и стали таковыми, поскольку прекрасно понимают ценность брэнда в незыблемом, как египетские сфинксы, часовом искусстве и бизнесе, дорожат буквально каждыми достойными часами, которые рождаются в их мастерских.
Patek Philippe продает некоторые часы только тем, кто успешно «прошел» личное собеседование с нынешним президентом компании Филиппом Штерном. Столь же внимательно Великие следят и за дальнейшей судьбой своих часов. Patek Philippe совсем не безразлична аукционная судьба своих детей! Компания Patek Philippe  стойко торгуется на всех аукционах мира за каждый экземпляр, никогда не позволяя ему упасть в цене ниже определенного уровня. Поэтому скромные трехстрелочные Patek Philippe уходят в несколько раз дороже сложнейших гениальных IWC IL Destriero Scafusia, которые были проданы в Нью-Йорке всего за $170 000.

Аукционная популярность Аукцион — это место, где люди голосуют своими деньгами. И не потому, что кто-то провел удачную рекламную кампанию, а потому, что ценность именно этих часов доказана временем. Президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Прелокс придает аукционам огромное значение: «Цена, которую люди готовы выложить за часы через несколько десятков лет на аукционе, — не только показатель качества, но и самое лучшее средство ориентации в пространстве и времени для брэнда и серьезного покупателя, который внимательно отслеживает, творения каких брэндов пользуются особым аукционным спросом. Часовое искусство и бизнес имеют много общего со страховым делом. Покупатель должен быть уверен, что покупает по-настоящему ценные часы, за будущее которых он спокоен». На аукционах лидером всегда выступает Patek Philippe, потом  Rolex и Vacheron Constantin. Первыми монобрэндовыми аукционами отметились Cartier и Jaeger-LeCoultre. Это очень важный сигнал, т.к. узко специализированные аукционы проводятся, только если спрос у коллекционеров на часы какой либо марки перестаёт быть случайным. Важно отметить, что в аукционных каталогах стало значительно больше часов Audemars Piguet, Girard-Perregaux, Officine Panerai, Franck Muller, Gerald Genta и IWC. Это верный знак того, что компании находятся на верном пути, быстро осваивают уроки Patek Philippe и риск вложения в их продукцию стремится к нулю. Аукционные каталоги так же важно отслеживать и инвесторам.Аукционная популярность
Аукцион — это место, где люди голосуют своими деньгами. И не потому, что кто-то провел удачную рекламную кампанию, а потому, что ценность именно этих часов доказана временем.
Президент Vacheron Constantin Клод-Даниэль Прелокс придает аукционам огромное значение: «Цена, которую люди готовы выложить за часы через несколько десятков лет на аукционе, — не только показатель качества, но и самое лучшее средство ориентации в пространстве и времени для брэнда и серьезного покупателя, который внимательно отслеживает, творения каких брэндов пользуются особым аукционным спросом. Часовое искусство и бизнес имеют много общего со страховым делом. Покупатель должен быть уверен, что покупает по-настоящему ценные часы, за будущее которых он спокоен».
На аукционах лидером всегда выступает Patek Philippe, потом  Rolex и Vacheron Constantin.
Первыми монобрэндовыми аукционами отметились Cartier и Jaeger-LeCoultre. Это очень важный сигнал, т.к. узко специализированные аукционы проводятся, только если спрос у коллекционеров на часы какой либо марки перестаёт быть случайным. Важно отметить, что в аукционных каталогах стало значительно больше часов Audemars Piguet, Girard-Perregaux, Officine Panerai, Franck Muller, Gerald Genta и IWC. Это верный знак того, что компании находятся на верном пути, быстро осваивают уроки Patek Philippe и риск вложения в их продукцию стремится к нулю. Аукционные каталоги так же важно отслеживать и инвесторам.

Редкость Часы должны не только принадлежать великому брэнду, но и, в идеале, обладать таким свойством, как редкость. Важно не путать с повальном новомодном увлечении Limited Edition. Прибыль могут гарантировать часы вроде Vacheron Constantin Malte Tourbilion Russian Edition — известная модель, выпущенная специально для российского бутика на Кузнецком мосту в единственном экземпляре. Сюда же можно добавить хоть и распространенные модели, но сделанная по спецзаказу для какого-нибудь махараджи или нефтяного короля. Кроме того, по своей природе редки сверхсложные часы вроде Sky Moon Tourbilion от Patek Philippe, специальной версии Royal Oak Grande Complication от Audemars Piguet, турбийона и минутного репетира с жакемарами Genghis Khan от Ulysse Nardin, а также сложные творения таких мастеров, как Франк Мюллер, Франсуа-Поль Журн, Вианне Альтера (жакемары представляют собой движущиеся фигурки людей или животных, расположенные на циферблате часов. Сегодня наручные часы с жакемарами наиболее часто встречаются среди произведений марки Ulysse Nardin из серии Jagemart). Все перечисленные часы относят к классу шедевров искусства с механизмом. Такие часы по определению невозможно создать в большом количестве, потому что конвейерная сборка исключена, а мастеров часового и ювелирного искусства высочайшего класса очень немного. Поэтому каждый экземпляр, например, одного из Opus от Harry Winston уникален: у него 19 не копий, а братьев.Редкость
Часы должны не только принадлежать великому брэнду, но и, в идеале, обладать таким свойством, как редкость. Важно не путать с повальном новомодном увлечении Limited Edition.
Прибыль могут гарантировать часы вроде Vacheron Constantin Malte Tourbilion Russian Edition — известная модель, выпущенная специально для российского бутика на Кузнецком мосту в единственном экземпляре. Сюда же можно добавить хоть и распространенные модели, но сделанная по спецзаказу для какого-нибудь махараджи или нефтяного короля.
Кроме того, по своей природе редки сверхсложные часы вроде Sky Moon Tourbilion от Patek Philippe, специальной версии Royal Oak Grande Complication от Audemars Piguet, турбийона и минутного репетира с жакемарами Genghis Khan от Ulysse Nardin, а также сложные творения таких мастеров, как Франк Мюллер, Франсуа-Поль Журн, Вианне Альтера (жакемары представляют собой движущиеся фигурки людей или животных, расположенные на циферблате часов. Сегодня наручные часы с жакемарами наиболее часто встречаются среди произведений марки Ulysse Nardin из серии Jagemart). Все перечисленные часы относят к классу шедевров искусства с механизмом. Такие часы по определению невозможно создать в большом количестве, потому что конвейерная сборка исключена, а мастеров часового и ювелирного искусства высочайшего класса очень немного. Поэтому каждый экземпляр, например, одного из Opus от Harry Winston уникален: у него 19 не копий, а братьев.

Внешность и документыВнешность и документы Факт, что часы никто никогда не носил, они предлагаются в оригинальной упаковке, обладают оригинальными правильно оформленными и заполненными, там где надо документами, сертификатами и чеком, существенно повышает послепродажную стоимость часов. Сейчас отремонтировать часы в реставрационной мастерской, какие существуют при любой серьезной мануфактуре, не проблема. Но наличие в биографии часов этого факта может существенно снизить их цену. Практика последних лет показывает, что хорошие деньги приносят лишь часы, чье состояние оценивается экспертами как «Идеальное ААА».  Идеальное ААА. Часы имеют минимальные следы носки, видимые только в маломощную лупу. Браслет не уменьшен, оригинальный ремешок в идеальном состоянии без следов от использования. Все части только оригинальные от производителя. Отличное АА. Есть небольшое количество малозаметных царапин на корпусе, браслете и застежке, видимых невооруженным глазом. Оригинальный ремешок в отличном состоянии, на нем могут быть едва заметные следы от использования. Браслет мог быть уменьшен. Все части только оригинальные от производителя. Хорошее А. Есть видимые следы от использования, возможны многочисленные легкие царапины и/или потертости. На ремешке есть малозаметные следы от использования. Браслет мог быть уменьшен. Все части только оригинальные от производителя. Нормальное В. Часы имеют нормальный износ, оставленный при аккуратном регулярном использовании. Допускается наличие заметных царапин, но без вмятин на корпусе. На ремешке хорошо видны следы использования или он был заменен. Браслет мог быть уменьшен. Некоторые части могли быть заменены. Удовлетворительное В-. Могут быть глубокие царапины и вмятины на корпусе. На браслете и корпусе могут быть небольшие деформации. На ремешке хорошо видны следы использования или он был заменен. Браслет мог быть уменьшен. Некоторые части могли быть заменены. Плохое С. Могут быть серьезные внешние повреждения, часы сильно поцарапаны, отдельные части могут быть повреждены или сильно деформированы. Могут требовать обслуживания и/или восстановления. Циферблат, корпус и другие элементы могут быть неоригинальными, но не должны отсутствовать.
Факт, что часы никто никогда не носил, они предлагаются в оригинальной упаковке, обладают оригинальными правильно оформленными и заполненными, там где надо документами, сертификатами и чеком, существенно повышает послепродажную стоимость часов.
Сейчас отремонтировать часы в реставрационной мастерской, какие существуют при любой серьезной мануфактуре, не проблема. Но наличие в биографии часов этого факта может существенно снизить их цену.
Практика последних лет показывает, что хорошие деньги приносят лишь часы, чье состояние оценивается экспертами как «Идеальное ААА».

Идеальное ААА. Часы имеют минимальные следы носки, видимые только в маломощную лупу. Браслет не уменьшен, оригинальный ремешок в идеальном состоянии без следов от использования. Все части только оригинальные от производителя.
Отличное АА. Есть небольшое количество малозаметных царапин на корпусе, браслете и застежке, видимых невооруженным глазом. Оригинальный ремешок в отличном состоянии, на нем могут быть едва заметные следы от использования. Браслет мог быть уменьшен. Все части только оригинальные от производителя.
Хорошее А. Есть видимые следы от использования, возможны многочисленные легкие царапины и/или потертости. На ремешке есть малозаметные следы от использования. Браслет мог быть уменьшен. Все части только оригинальные от производителя.
Нормальное В. Часы имеют нормальный износ, оставленный при аккуратном регулярном использовании. Допускается наличие заметных царапин, но без вмятин на корпусе. На ремешке хорошо видны следы использования или он был заменен. Браслет мог быть уменьшен. Некоторые части могли быть заменены.
Удовлетворительное В-. Могут быть глубокие царапины и вмятины на корпусе. На браслете и корпусе могут быть небольшие деформации. На ремешке хорошо видны следы использования или он был заменен. Браслет мог быть уменьшен. Некоторые части могли быть заменены.
Плохое С. Могут быть серьезные внешние повреждения, часы сильно поцарапаны, отдельные части могут быть повреждены или сильно деформированы. Могут требовать обслуживания и/или восстановления. Циферблат, корпус и другие элементы могут быть неоригинальными, но не должны отсутствовать.

Значимость Пожертвовать внешним видом, можно лишь приобретая, по случаю, у невежественного или недостаточно просвещенного человека, заведомо редкий экземпляр, ознаменовавший наступление какой-нибудь эпохи, например первых наручных хронометров, которые Girard-Perregaux выпустила для кайзеровского флота в конце XIX века, или водонепроницаемых Oyster— часов из первой партии, выпущенной Rolex. Ценятся шедевры великих брэндов эпохи великого перехода часов из кармана на браслет. За платиновый Patek Philippe Perpetual Calendar 1901 года многие коллекционеры готовы не торгуясь отдать $ 5 млн, т.к. уверены, будучи выставленным на крупном аукционе, этот вечник потянет гораздо больше.Значимость
Пожертвовать внешним видом часов, можно лишь приобретая, по случаю, у невежественного или недостаточно просвещенного человека, заведомо редкий экземпляр, ознаменовавший наступление какой-нибудь эпохи, например первых наручных хронометров, которые Girard-Perregaux выпустила для кайзеровского флота в конце XIX века, или водонепроницаемых Oyster— часов из первой партии, выпущенной Rolex. Ценятся шедевры великих брэндов эпохи великого перехода часов из кармана на браслет. За платиновый Patek Philippe Perpetual Calendar 1901 года многие коллекционеры готовы не торгуясь отдать $ 5 млн, т.к. уверены, будучи выставленным на крупном аукционе, этот вечник потянет гораздо больше.

ЗнаменитостьЗнаменитость Часы могут быть знаменитыми. Прославляют их, конечно же, хозяева. А если у великих людей еще были и соответствующие часы, то таким экземплярам вообще, как говорится, «нет цены». Ценятся часы Breguet Наполеона, Patek Philippe Лоуренса Аравийского, Tank Мэ-рилин Монро. Иногда сами часы помогают совершать великие дела хозяевам: Longines, в котором Чарльз Линдберг совершал трансатлантический перелет; «Штурманские», в которых Юрий Гагарин покорял космос; Omega Speedmaster, шагнувшие с Нилом Армстронгом на Луну.
Часы могут быть знаменитыми. Прославляют их, конечно же, хозяева. А если у великих людей еще были и соответствующие часы, то таким экземплярам вообще, как говорится, «нет цены». Ценятся часы Breguet Наполеона, Patek Philippe Лоуренса Аравийского, Tank Мэ-рилин Монро. Иногда сами часы помогают совершать великие дела хозяевам: Longines, в котором Чарльз Линдберг совершал трансатлантический перелет; «Штурманские», в которых Юрий Гагарин покорял космос; Omega Speedmaster, шагнувшие с Нилом Армстронгом на Луну.

По материалам timeway.ru

Читайте Принципы инвестирования в часы

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s