5 правил инвестирования Эллен Уильямсон

Эллен Даглас Уильямсон (Ellen Douglas Williamson, 1905-1984), инвестор-легенда, спекулировала акциями с 1927 года и сохранила платежеспособность.
Эллен Уильямсон написала хорошо принятую книгу «Попросту об Уолл-стрите — нетрадиционное руководство для прибыльного инвестирования» — Wall Street Made Easy — An Unconventional Guide to Profitable Investing. Эллен Уильямсон ненавидела сухие и заполненные жаргоном современные книги о рынке, поэтому её книга и эссе так легко и интересно читаются. Причиной, побудившей ее написать книгу, говорила Эллен Даглас Уильямсон, было желание дать читателю практическое руководство, не испорченное таинственным языком и чрезмерным изобилием диаграмм и графиков.
Мнение Эллен Уильямсон о взаимных фондах: «Взаимные фонды идеально подходят для людей, ничего не смыслящих в финансах, или не могущих принимать решения, или откровенно ленивых».
Одна из стратегий Эллен Уильямсон выбора акций — подхватывать идеи у четырех или пяти более опытных друзей, и придерживаться правил:

  1. Верить в самого себя

Эллен Даглас Уильямсон считала, что вы должны верить в самих себя

  1. Управляйте своими инвестициями сами

Эллен Даглас Уильямсон пренебрежительно относилась к фирмам Уолл-стрита.
Шла ли речь о банковских или инвестиционных учреждениях, Эллен Даглас Уильямсон не верила, что они действовали как «стабилизирующие силы» перед лицом кризисов или паники. «А в чем причина? Потому что эти учреждения управляются индивидуумами, нервничающими как и все обычные люди…»

  1. Управляйте своим будущим

Эллен Даглас Уильямсон считала, что индивидуумы могут сделать весьма немногое для контролирования своего собственного будущего.

  1. Здравое суждение

Независимо от того, сколько внимания вы уделяете различным рыночным индексам, предупреждала Эллен Даглас Уильямсон, «в самом конце не забывайте, что нет абсолютно никакой возможности предсказывать то, что случится в будущем; также трудно найти замену здравому суждению…»

  1. Инвестирование и эмоции несовместимы

— Не поддавайтесь панике…
— Нет импульсивности…
— Терпение…
— Без сантиментов:
Подобно другим успешным инвесторам, Эллен Даглас Уильямсон поняла, что критически важное значение имеет темперамент, и в эссе «Самостоятельное инвестирование» она объясняет, почему вы не можете быть Пышкой, Одуванчиком, нетерпеливым Гризельдо или сентиментальной личностью.


Эссе Эллен Даглас Уильямсон «Самостоятельное инвестирование»

Итак, вы не любите банкиров и брокеров и бычье-медвежьих советников, и чтобы вами манипулировали всякие консультанты по вопросам инвестирования, ведущие себя так, как будто это их деньги? Вы предпочли бы сами совершать свои ошибки? Честно говоря, я тоже.
Это то же самое, как если вы покрасите гостиную в яркий лимонно-желтый цвет и все гости начнут вести себя так, будто схватили гепатит, то лучше, чтобы это было ваше собственное причудливое решение, чем быть вынужденной смотреть на это каждый день и постепенно сходить с ума от злобы на этого пустоголового художника по интерьеру. Если это ваша ошибка, это интересный эксперимент; если это сделал декоратор, вы рискуете сойти с катушек от чистой ярости.
Теперь предположим, вы сами покупаете 100 акций компании по мытью окон «Малютка Маргаритка» по 20 за штуку, и они быстро падают до 10, и вам некого винить, кроме самого себя, вы, по крайней мере, можете списать это на приобретение опыта или плохой выбор времени или болезнь. Но если кто-то другой уговорил вас купить их – что ж! Становится почти невозможно пережить ярость – как мог этот такой-сякой выбрать такую вонючую акцию – будь он алхимик, он не смог бы заставить ее упасть быстрее, он, должно быть, пользуется советами доски «Виджи» (Ouija board – разновидность гадальной доски) своей бабушки, вот что он делает.
Итак, вы решаете вкладывать капитал самостоятельно. Но сначала посмотрим, подходите ли вы для этого? С точки зрения темперамента? Некоторые люди, знаете ли, не могут с этим справляться.

Модель Пышка
Например, несколько лет назад я помогала с инвестированием моей подруге – молодой модели. Когда она жила в Айове, ее имя было Пышка Ричардсон, но, приехав в Нью-Йорк, она превратилась во Флику Старк.
Ее руки часто появлялись в телевизионных рекламных роликах, изящно брея стройную ногу причудливой маленькой электробритвой или проливая чернила на подушку, которая затем обрабатывалась каким-то чудесным препаратом.
Иногда в рекламных роликах снимались только ее ноги, и они также были популярны и высоко оплачивались. Когда она появлялась целиком, стройная и смеющаяся, иногда курящая сигарету по дороге на пикник или восторженно разбрызгивающая лак для волос по своим светлым локонам, она получала 3000-4000 долл. во время выпуска рекламы, затем половину этой суммы за второй показ и половину половины за третий (авторский гонорар, начисляемый с каждого повторного исполнения) и т.д., и т.д. Малышка делала деньги и была достаточно умна, чтобы понимать, что ее удача и ноги не вечны, и достаточно разумна, чтобы инвестировать большую часть денег, как только чеки появлялись в ее почтовом ящике.
Пышка знала об акциях не больше, чем «Флопси-Банниз», но, по моему предложению, покорно купила по 100 акций каждой из следующих компаний:

  • Standard Oil of New Jersey
  • Sears, Roebuck & Company
  • Central and Southwest Corporation
  • New York Chicago & St. Louis Railroad
  • Thompson Ramo Wooldridge

К тому времени, когда все они, в течение шести месяцев, были куплены и заперты в ее сейфе для хранения ценностей, она стала завзятой читательницей второго раздела «Нью-Йорк таймс», где публикуются котировки акций. По мере того, как росли ее владения, она повадилась звонить мне в самые невероятные часы.
«Дорогуша, – ворковала она на своем лучшем полубританском акценте, – что за дела с «Джесси Стандард»? Она ведет себя ужасно странно, сегодня нырнула на полпункта и вчера на три четверти. Это и вправду очень странно – в чем там дело?»
Одним вечером она достала меня в «Дубовом зале» гостиницы «Плаза». Я была уверена, что разбился самолет моего мужа или дочь выгнали из колледжа, и почувствовала огромное облегчение, а вскоре и крайнее раздражение, узнав, что это была всего лишь Пышка.
«Ты думаешь, что мои «Никел плэйт» по-настоящему надежны? – Ее голос смутно доходил до меня сквозь стук тарелок. – Я только что была на коктейле и познакомилась там с человеком, который говорит, что железные дороги очччень опасная инвестиция – честно, дорогуша, я просто ужасно волнуюсь».
И позже на той же неделе: «Дорогуша, я звоню от «Сторка». Ты видела, что происходит с «Сиарс»? Это слишком ужасно!»
И так продолжалось периодически до сердечного приступа президента Эйзенхауэра. В тот день индекс Доу-Джонса упал на 31,89 пункта с 487,45 до 455,56. Пышка позвонила из Голливуда. Она была в истерике.
«Я разорена, – рыдала она. – Все пропало. Я не могу этого вынести».
Я пыталась успокоить ее, но ничего не получилось. Она была вне себя.
«Все это твоя вина, – прервала она. – Я снова обеднела, и все из-за тебя».
Через два месяца, когда фондовый рынок оправился от паники и индекс Доу-Джонса вернулся назад к 485,26, Пышка, то есть я хочу сказать, Флика, прилетела с Западного Побережья, улыбаясь и смеясь. Она привезла мне дорогую пляжную сумку, расшитую жемчугом и фиолетовыми цветами, и настояла выпить шампанского в маленьком темном баре с сильно кондиционируемым воздухом.
Потребовался час и много шампанского, но в конце концов я добилась своего. Я убедила ее продать все свои акции и поместить деньги в простые старые стабильные государственные облигации.
Сегодня она выглядит эмоционально устойчивой и уравновешенной, имеет кучу денег в гособлигациях и ради высокого стиля держит двух темпераментных пуделей и изысканную машину «альфа-ромео». Я больше не вижу, чтобы она провозглашала преимущества нового моющего средства по телевидению, но она имеет хорошую стабильную работу модели в салоне одежды «Баттерфляй флокс» или что-то в этом роде, и часто, когда я открываю счет от «Блумингдэйлз», ее улыбающееся лицо и аккуратная фигура попадаются мне на глаза, когда я выбрасываю маленькую брошюру с рекламой платьев из быстросохнущей ткани в корзину для бумаг.

Мисс Божий Одуванчик
В более недавние времена я недолго помогала с ценными бумагами одной моей далекой-предалекой кузине, и она тоже оказалось типом, которому следует придерживаться самых скучных и неинтересных облигаций.
Эта леди только что вернулась после развода в Неваде, ей было сорок с хвостиком, и она сходила с ума по мальчикам. У нее были ослепительно-черные волосы (крашеные), молочно-белая кожа (благодаря слою косметики) и склонность к ношению пышных шифоновых платьев и очень остроносых туфель на высоком каблуке. Лягни она кого-нибудь, это было бы хуже, чем попасть на рога к быку. После развода она получила алименты на огромную сумму и попросила помочь ей должным образом их инвестировать.
Весьма польщенная, я всерьез взялась за дело. Я попросила совета у моих инвестиционных консультантов и обратилась к нескольким другим проницательным людям в мире финансов.
Я потратила немало часов, обдумывая, какие акции купить в отраслях, казавшихся для нее наилучшими, какую часть ее акций направить в ту или иную отрасль, и так далее.
Она любезно поблагодарила меня за аккуратно отпечатанную инвестиционную программу, задала несколько попутных вопросов, записала имя моего брокера и отбыла. Как оказалось, она не купила ничего из того, что я рекомендовала.
Например, я предложила купить акции двух нефтяных компаний: «Ройал датч» и «Керр-Макджи». Брокер встревожился, когда она сказала ему, что я посоветовала ей купить «Запата оффшор» и «Амбассадор ойл». Он подумал, что я свихнулась, и позвонил, чтобы сообщить мне об этом. Я позвонила мисс Божий Одуванчик (не будем называть ее настоящее имя) и узнала, что, уйдя от меня, она поехала на такси прямо к своему астрологу. Оказалось, что для «Ройал датч ойл» звезды расположились не совсем удачно, а «Керр-Макджи» не подходила для нее ни при каких обстоятельствах – по причине, имевшей какое-то отношение к Весам.
Далее, она не стала покупать «Литтон индастриз», потому что ей не понравилось название «Литтон», и она не могла купить акции «Эли Лилли», поскольку лилии ассоциируются с похоронами и, следовательно, с неудачей. Я повесила трубку, и с тех пор каждый раз, когда я думаю о ней, то я испытываю раздражение.
Это раздражение усиливается тем, что она теперь живет в Рапалло в красивом реставрированном castello или palazzo с видом на синее Средиземное море и, говорят, что в нем больше ванных комнат, чем в любой другой вилле к югу от Рима.
Возможно, в этой астрологии, в конце концов, что-то и есть.

Нетерпеливый Гризельдо
Есть еще одно качество, необходимое для самостоятельного инвестирования, – терпение. В 1932 году, когда депрессия была в самой низкой точке, мой друг, тогда молодой человек, приехал в Нью-Йорк, нашел себе хорошую работу в радиобизнесе и начал делать деньги. Он с уверенностью чувствовал, что акции недооценены (для того года весьма сдержанное заявление), как, впрочем, и его брокер. Но он так и не сделал на этом денег, потому что был слишком занят покупкой и продажей, покупкой и продажей.
Например, он покупал немного акций «Юнайтед фрут» по 11 (упавших с максимума 146) и немного «Либби-Оуэнс-Форд» по 22 и вскоре продавал их по 12 1/2 и 24. Затем он точно так же покупал и продавал «Бендикс» и «Юнион пасифик» – делая в каждом случае небольшую прибыль, затем покупал и продавал «Электрик ото-лайт» и «Фэрбенкс, Морз», а затем снова «Юнайтед фрут» и «Либби-Оуэнс-Форд», которые к настоящему времени повысились еще на несколько пунктов, и так далее, и так далее. Брокер делал деньги на всех комиссионных, но нетерпеливый Гризельдо почти разорился, пытаясь получить прибыль – нечто, чего не должен делать ни один мужчина.

Не время для любви и цветов
Есть еще один тип, который должен оставаться в стороне от инвестиционного мира, и это личность, преисполненная сентиментов.
«О, я просто не смогу расстаться с моими «Флорида дихайд-рейтед пауэр», – будет говорить она с молящим взглядом. – Они принадлежали моему прадедушке Аткинсу. Не знаю, как я буду жить без них, ведь они были в нашей семье так долго».
«Продать мои «Макбет спот ремувер коммон»? Никогда! – завопит другой. – Все эти годы я видел от них столько добра, и теперь, хотя они больше не приносят никаких дивидендов, я буду добр к ним».
Есть еще один тип, который должен оставаться в стороне от инвестиционного мира, и это личность, преисполненная сентиментов.
Или: «Я не хотел бы, чтобы вы продавали «Дженерал пушинг энд Шоуинг» – видите ли, Эллсуорт подарил их мне на мой сороковой день рождения. Никогда не забуду, какой чудесный это был день…»

Мораль: акции и эмоции несовместимы.

1 ответ на “5 правил инвестирования Эллен Уильямсон

  1. Уведомление: 5 правил инвестирования Эллен Уильямсон | Инвестор в Интернете

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s